Share |

Леонид Левин: Надо сохранять традиционную привычку читать

12.01.2018

Почему «Якутск вечерний» не переходит в цифровой формат, что даст газете грант главы, стоит ли оправдывать «Ненависть», кто есть настоящие патриоты и есть ли у журналистики будущее - в интервью News.Ykt.Ru с издателем и журналистом Леонидом Левиным.

13 января в России отмечается День печати, который со временем переформатировался в профессиональный праздник журналистов. Редакция News.Ykt.Ru поговорила с генеральным директором издательско-полиграфического дома «Норд-Пресс» и учредителем еженедельника «Якутск вечерний» Леонидом Левиным о профессии, людях в ней и взаимодействии власти со СМИ.

80-летнего Леонида Ирмовича мы застали в рабочем кабинете. Лишь раз он упомянул о слабом здоровье. Остальные два часа разговора Левин шутил, смеялся, декламировал строки из поэмы Маяковского и рассказывал. Вспомнил комсомольскую молодость, прошедшего войну и плен отца, работу в координационном совете по предпринимательству при президенте республики в 90-е годы. И, конечно, рассказал, как начинал дело, благодаря которому журналисты из российских городов говорят якутским коллегам: «У вас есть Левин. Он классный!».


Про власть и сайты для «заказухи»

В одном из интервью, отвечая на вопрос, в чём успех «Якутска вечернего» вы сказали: «Думаю, в грамотных аналитических материалах, которые практически не встретишь в интернете». Вы по-прежнему так считаете?

- Хороший вопрос. Время идёт. Какая-то часть серьёзных аналитиков начинает просачиваться в интернет. В интернете, может, они и были, но я не знаю таких аналитиков. В основном сейчас там есть те, которые работали в прессе. Авторская журналистика свойственна прессе. Это вызвано тем, что ничего не бывает сразу, чтобы интернет смог полностью сосредоточить в себе достоинства, которые несет пресса. Так не бывает. Но определённые шаги выравнивания журналистских позиций есть.

«Якутск вечерний» сыграл и продолжает играть очень важную роль в общественной жизни республики. Никто это не будет отрицать: и те, кто его любит, и те, кто терпеть его не может. Это газета, которая дала возможность разговаривать с властью на нормальном языке - без заискивания, без выклянчивания льгот и прочих радостей взамен на то, чтобы торговать своей позицией. «Вечерка» - родоначальник климата, завоеванного, потому что так просто ничего не давалось, никто не любит критику, я ее тоже не люблю и никто её не любит. Климата, при котором можно критиковать людей, власть предержащих. Они реагировали болезненно. Реагировали по-разному: пожарными, судами. Кого только не напускали. Хотели закрыть типографию. Было время, когда хотели задушить деньгами. Это длинная история.

При ком - Николаеве, Штырове или Борисове - особенно остро реагировали на критические публикации?

- Мы с Николаевым [Михаилом, первым президентом] вместе работали. Он был первым секретарём горкома комсомола, я был вторым. В недавно вышедшей книге «Михаил Ефимович Николаев» есть мои воспоминания о молодости нашей. У нас с ним очень добрые отношения. Но когда он стал президентом, что делать, должность есть должность, где-то он стал превращаться в памятник. Здесь достаточно людей, которые его не приемлют, критикуют, особенно среди коммунистов. Какие-то претензии правильные, наверно. В то же время Николаев очень хотел, чтобы в Якутии жилось лучше, старался перетащить в республику мировой опыт. Он действительно был и есть патриот республики. Он делал ошибки, но это другой разговор. Когда буду делать о нем аналитический очерк, а не юбилейный, наверно больше расскажу. В общем, с Николаевым у меня был контакт.

При Штырове [Вячеславе, втором президенте Якутии] такого не было. И это сказывалось на «Якутске вечернем». Предпринимались всякие шаги, не хочу сейчас вдаваться в подробности, все прошло. «Вечерка» всё достойно выдерживала, и мы достойно выдерживали. Мы сумели создать одну из самых заметных, а может быть, крупных типографий на Дальнем Востоке. Мы строились, вкладывали деньги не в праздники, как сегодня республика иногда делает, а в развитие дела.

Сейчас часто звонят из администрации главы и правительства?

- Могу сказать, что совершенно не звонят. Я отучил. Люди, с которыми прошла моя молодость, поднялись, и когда «Якутск вечерний» обрел лицо, стали мне звонить с просьбами повлиять, чтобы статьи не было или ещё что. Ни разу не пошёл им навстречу. Есть закон о печати: учредитель не отвечает за оперативную деятельность газеты. Я так и делал, а сейчас вообще отошёл от дел.

Нам никто ничего не давал. «Якутск вечерний» начинал в основном на рекламные деньги.

А тогдашний мэр Якутска Алексей Томтосов ни при чём?

- Ни копейки не дал. Я дружу с Алексеем Александровичем. Дорожу этой дружбой. Думаю, что он тоже. Он был мэром, мог начать мешать, а мне все время мешали, но мы договорились. Томтосов поддержал идею создания «Якутска вечернего». Вложили рекламные деньги, контент делали журналисты «Эхо недели», редактором которого была Людмила Левина. Там и контента было мало - газета была совсем тоненькой.

Так вот, я хочу сказать, что сегодня есть сайты, которые заедаются. В электронном мире становится интересно. Власть, наконец, разобралась, что это крайне полезно. Есть сайты разных видов. Знаю, что есть сайт, который создан на бюджетные деньги как «мочилово». Платят ему, и он «мочит».

Вы про «Аартык» сейчас говорите?

- Не помню, как он называется. Не читаю их совершенно. Они там пишут, изгаляются. Кто-то из них, кажется Городецкий [Юрий, издатель и журналист] уже похоронил меня. Год назад. Я не обращаю внимания, я знаю цену всему этому. Есть понятие - бог их покарает. На каком-то уровне человек будет отвечать за это. Придет это время.

Газеты Городецкого - это тоже спецпроекты, которые должны отрабатывать темы по заданию властных сил, не буду сейчас уточнять каких.


Про принципиальность и грант главы

Вы сказали о принципиальности «Вечерки». Как в этой плоскости уживается получение в этом году гранта главы Якутии на один миллион рублей?

- Замечательный вопрос. «Якутск вечерний» отметил 25-летие. Найдите в Якутии хотя бы одну редакцию, которая за это время не получила почти каждые полтора года грантов. Сколько грантов получила «Якутия», возьмите и посчитайте - это миллионные суммы.

Но они не позиционируют себя независимыми.

- Не позиционируют. В общем-то российская власть - справедливая власть. Помните, у Мао Цзэдуна «Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ»? То же самое Путин говорит - должны быть независимые и другие газеты.

Российская власть давала гранты под определенные темы. «Якутск вечерний» получал российские гранты. Газета - единственный лауреат премии правительства России. Никто не поздравил, когда приехали. Если бы это была «Якутия», тут были бы танцы на площади Ленина.

Сейчас для печати сложное время. Они в свое время делали и делают, сейчас в меньшей степени, всё, чтобы сбить тираж, унизить газету, спекулируют на патриотических чувствах людей, организовали провокацию на «НТВ».

Они - это кто?

- Люди, которые участвовали в травле. Тот же бывший замминистра Агитович (Афанасий Егоров, бывший руководитель управления по работе со СМИ АГиП, экс-замминистра - прим.ред.). Городецкий. Ну это вообще, никого лучше не могли найти. Советники главы. Это была теплая компания, которая одним махом хотела всех «убиваха». Но не получилось в очередной раз у них.

Миллион дали, потому что мы могли поднять очень большой скандал вокруг того, за что, кому и как дают. Время от времени мы об этом пишем. Иногда нам жаль коллег, мы понимаем, какие трудности они пытаются вывезти.

Миллион дали, потому что, наконец, начали понимать что «Якутск вечерний» - не враг, не оппозиционная газета. Она не борется с Борисовым и с кем еще там надо бороться. Она - альтернативная газета и излагает другие точки зрения. Важно, чтобы люди получали всестороннюю информацию, чтобы народ просвещался. Когда народ образовывается, то он может судить о вещах более здраво. Для кого-то это хуже ножа в спину. А для общества это нужно.

Но когда получаешь деньги, всё равно придётся писать с оглядкой.

- Ничего подобного. Я уверен, что в «Якутске вечернем» ничего подобного и никакой оглядки не будет. Если власть что-то хорошее делает, то надо писать вне этого миллиона. Получили миллион или не получили, если город строится, то надо об этом писать. И газета об этом пишет. У нее бывает крен в проблемы. Но в эти проблемы тоже надо всматриваться. Если будут решаться, то это лучше для общества. Газета верна своим принципам. Люди делают полезное дело. Ну кому понравится критика? Но если в ней есть рациональное зерно, то надо исправляться. Тогда лучше всем: и власти, и народу, и газете.


Про соцсети и мультиканальность

Сейчас редакторы ведущих изданий, медиатехнологи и эксперты говорят о мультиканальности, не говоря уже о переходе на цифру. Вы упорно издаете газету. Не думаете, что поезд набирает ход, а «Вечерка» осталась на платформе и даже не предпринимает попыток догонять?

- Это одна из переживаемых мною тем. К сожалению, никаким глобальным образом влиять на эти процессы не могу. Я сейчас болею.

Дело в том, что это хорошо для Ykt.Ru. Если бы «Якутск вечерний» использовал все свои возможности, что заложено, то Ykt.Ru было бы сложнее оставаться Ykt.Ru. У вас тоже есть свои проблемы. Они связаны с быстротекущим временем. И я вижу, что мессенджеры начинают сегодня и вас, и другие сайты вытеснять.

«Якутск вечерний» где-то недооценил этот подступ времени. Есть сайт. Но к нему относятся без должного пиетета. Это ошибка газеты, мне кажется. Но в редакции работают сильные ребята, и газета одна из лучших в России. Это правда. «Вечерка» дала жизни определённый тон, может быть, повлияла на развитие газет. «Наше время» появилось после неё - уже тогда, когда что-то можно было говорить. Хорошая газета. Но у неё не было экономики. Она строилась на экономике давальческой. Люди, которые стояли у её изголовья, сдали её.

Какие качественные издания можете назвать?

- Ykt.Ru сильно развился, вашему Томскому [Арсену, основателю и генеральному директору Sinet Group] надо отдать должное. Наблюдал с самого начала. Один из интересных сайтов. Это не комплимент, а моё ощущение.

Нравится сайт Никифоровой [Айталины, «Блокнот.Якутск»]. Знаю, она помогает Тумусову [Федоту, депутату Госдумы РФ]. Тем не менее она пишет о том, что она видит. Кстати, это в якутских традициях. Олонхо ведь - это «говорю, что вижу». Не надо от этого отказываться, это хорошая черта. Денис Адамов [редактор интернет-газеты «Якутия.Инфо»] интересный. Знаю сайты, которые вроде бы на хорошем счету, получают гранты. Но они выполняют заказы замочить этого, уничтожить того. Это просто подло.

Из газет? Есть бесплатные газеты. Кирилл Алексеев [руководитель медиахолдинга «Сахамедиа»] провернул свое великое дело. На первых порах даже волновался по этому поводу. А сейчас перестал. Потому что это дискредитация газет - вы знаете, какое отношение ко всему, что бесплатно.

В «Норд-Прессе» в 2016 году дела пошли лучше на 8 млн рублей. Что повлияло?

- На такие вопросы не отвечают, но я скажу. Тут причин много. Не знаю, где вы смотрели, но ситуация все равно сложная. Мы переживаем кризис. Он связан с тем, что малый бизнес находится в трудном положении, а он - наш основной клиент. Крупный бизнес к нам не идет или ему предписывают по разнарядке идти в «свои» газеты. Часть рекламодателей перетекла в Интернет. Здесь можно было бы сработать лучше - запуститься по нескольким каналам. Это как с деньгами - лучше в одну корзину не класть. Так же и с источниками - не стоит получать из одного источника. Меньше связан, меньше обязан. Ну и четвёртая причина - в век технологий приходится сжиматься, приходится заниматься оптимизацией.

А самая главная причина - то, что у нас делает 12 человек, на Западе - четыре. Если мы хотим жить по-нормальному, мы должны сделать так, чтобы это делали четыре человека. Тут, правда, назревает другая проблема - куда девать остальные восемь человек. Но это отдельная тема разговора.

А пока принцип «четыре человека вместо двенадцати» у нас не приживётся, подвижек не будет. Мы так же будем ждать, когда нефть будет стоить 100 долларов. 

В Якутии то же самое, мы торгуем сырьем. Я к чувашам ездил, у них нет ничего, чтобы продавать. Как они развили электронный мир на потрясающем уровне! Просто потому что они начали думать. У нас зачатки этого тоже зарождаются. Но мало лукавства в создании будущего. Пока создают какие-то формы, которые звучат модно, а на самом деле ни черта не стоят. Тут нам надо модерировать, нельзя самим себя обманывать. Если создается, это должно работать, технология должна входить, потом служить республике.


Про патриотизм и будущее профессии

Можете объяснить грань между свободой слова и провокацией? Это касается, к примеру, карикатур французского журнала «Шарли Эбдо», публикации «Ненависть» в вашей газете. (Речь идет о тексте-отклике на столкновение ультраправых болельщиков и сторонников Майдана с пророссийскими активистами в Одессе 2 мая 2014 г. Тогда в пожаре в Доме профсоюзов погибли 42 человека. Публикацию многие посчитали неоднозначной).

- Я сказал на заседании Большого жюри СЖ РФ, что подписался бы под этой публикацией. Мне её приписали, но я не писал этот текст. Я уже привык, что на меня всех слонов вешают. Тяжело. Но я несу. Слонов тоже.

Там по поводу отдельных акцентов можно дискутировать. Но почему бы я подписался? Вы замечаете, как в обществе разлита ненависть? Вы замечаете, сколько ненависти? Никогда такого не было. Сколько недоброжелательства? Сколько желания каким-то образом замарать другого человека? Насколько развита зависть? Потому что одни на вершине Олимпа, а другие в грязи возятся, не могут подняться, потому что зарплаты в сто раз разнятся. Ненависть глушит всякую возможность в обществе прийти к консолидации. Это страшно. И эта статья против ненависти. Тот, кто прочёл её иначе, он прочёл её иначе.

Почему люди, по-вашему, не понимают смысл? Что не так с ними? Здесь хочется вспомнить дискуссии по поводу выступления мальчика из Уренгоя в Бундестаге. Пацифистская речь вызвала бурю отрицательных эмоций.

- Да, я участвовал в дискуссии в Facebook. Якутск - это единственное место, где нет памятника жертвам репрессий и сталинского террора. Единственное место в России. Это уже о многом говорит. Здесь уже собакам памятники ставят. И тут нет памятникам жертвам террора, а тут земля пропитана кровью людей. Когда я это говорю, это не нравится. Губареву [Виктору, первому секретарю Якутского рескома КПРФ], многим другим. Мы сохраняем деловые отношения, но им не нравится - на святое замахнулся. А то, что кости везде - на площади Дружбы кости вырывали, возле церкви кладбище было, людей стреляли - это как-то проходит боком.

Я [такие споры] называю синдромом Поклонской, патриотизмом, вывернутым наизнанку. Это тот патриотизм, которому меня учил Городецкий. Я 50 лет в Якутии, за моей спиной, думаю, не одно доброе дело, работал и жил хорошо и добрых слов наслушался. И вот этот человек учит меня патриотизму. Понимаете, насколько все сместилось? Есть патриоты за заработную плату. Пока им платят, они - патриоты. Потом к ним приходят другие люди с диаметрально противоположным видением, готовые тоже платить. И они становятся их патриотами.

Мы не все знаем про войну. А война - это грязь, это ужас, это ошибки. Мы героизм сделали картонным, киношным. А героизм действительно был. И он был в том, чтобы выдержать все это, вынести, подняться и побить врага.

Речь мальчика о том, что в том кровавом месиве, какой была война, не все немцы были сволочами. Когда готовили этот текст, исходили из этого постулата, но акценты расставили не точно. И все, началась травля мальчика. Власть отреагировала мгновенно - впереди выборы. А электорат такой - думать не хочет. Это я должен ненавидеть немцев, потому что мои родственники лежат в Бабьем Яру. Но я рассуждаю и говорю, что немцы были разные.

Патриотизм нужен стране, надо быть вместе, решать проблемы, но не доходить до абсурда.

Есть надежда, что профессия выживет?

- Информация необходима людям. Нам нужно постоянно узнавать, что в мире происходит, какая погода, какие процессы идут, реклама нужна. Поэтому будут нужны носители информации. Вместе с тем она будет сжиматься, её будут ограничивать - невозможно рыться во Вселенной. Источники будут рекомендовать блок, который удовлетворит именно ваши запросы. Информация будет подцеплена к такому локомотиву. Там найдется и место для газет. Но они будут стоить дорого. Не знаю, что будет в основе, сайты или мессенджеры. Но крупные сети будут все пожирать. Это огромный хищник, который выпущен уже в вашем мире. Поэтому на первое место выйдет контент. Надо уметь зацепить современного человека. Но в этом и кроется трагедия. Он не готов для серьезных источников. Все будут скатываться на какие-то порносайты, развлекуху и пользуху, философии не будет вовсе. Серьёзное будет отметаться. Зачем на это тратить время, если на тебя и так все сыплется.

Поэтому надо сохранять традиционную привычку читать. Я и сейчас могу завестись - прочту по памяти стихотворение. Потому что меня в школе натаскали и девушки любили, когда я стихи читал. Это одно.

А второе - редакциям нужно сохранить сильных людей, которые будут искать и писать. Журналисты должны чувствовать пульс времени. Вот если они почувствуют его, то и газеты будут жить, и электронные СМИ.

Фото Вадима Скрябина

Автор: Саша Александрова

Источник: News.Ykt.Ru


Карточки АНРИ
Инициативы АНРИ
Первополосный материал
Библиотека АНРИ
Газета в образовании